Автор Тема: Переселение Запорожских казаков на Тамань. 25 августа 1792 г  (Прочитано 7938 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн ВалерийАвтор темы

  • *****
  • Сообщений: 2175
  • Пол: Мужской
  • Тамань.Валерий.
    • Тамань Отдых
Переселение Запорожских казаков на Тамань. 25 августа 1792 г
И почему Запорожская Сечь была упразднена?

Редко какое событие в украинской истории преподносится с таким пафосом как роспуск Екатериной II Новой Запорожской Сечи в 1775 году. Тут и утверждение про биологическую ненависть русского правительства к украинцам. Мол, взяли мерзавцы и разрушили главный оплот украинства того времени. После чего украинцам осталось только что горько вздыхать и сочинять грустные думы.

 Начнем с того, что Сечь вряд ли можно назвать украинской организацией, в основу ее формирования был положен как раз принцип космополитизма, для того чтобы стать казаком нужно было быть только мужчиной и православным. Национальность не играла никакой роли. Зачастую атаманами и полковниками на Сечи становились далеко не украинцы. Так же не надо забывать и отношение казаков к крестьянам, а именно они составляли подавляющую часть населения тогдашней Украины. Для казаков селяне были свинопасами и гречкосеями проводящим свою жизнь возле женской юбки. Бывали случаи когда казаки вместе с татарами совершали набеги на Украину жертвами которых как правило становились те же крестьяне. Потому считать что на момент разгона Новой Сечи, она что то особенное означала для украинских крестьян и была носителем неких национальных устоев было бы явной натяжкой.

 К тому же многие украинские историки сильно лукавят называя "национальные" причины разгона Сечи. Ну не это было причиной. Украинцы на тот момент в России назывались малороссами (себя же сами называли русскими, русскими реже русинами) и входили в состав как тогда говорили "природных русских" (украинцы, русские, белорусы). Собственно украинской идеология на тот момент отсутствовала напрочь, и какие национальные права ущемлялись с разгоном Сечи понять трудно.

 И вот теперь можно без идеологической засоренности взглянуть на события 1775 года.

 Во-первых начнем с причин разгона сечи. Первой и безусловно основной причиной разгона сечи было восстание Пугачева, поставившее государство на грань развала. В 1773-1774 годах сечевики толпами шли к Пугачеву. Когда проводивший дознание по делу Пугачева граф Никита Панин доложил Екатерине II, что самозванец намеревался из заволжских степей идти на Сечь, чтобы подымать казаков, императрица решила, что с приднепровской вольницей надо что то делать, пока какой-нибудь новый самозванец не взбунтовал Сечь. Второй причиной было заключение Кучук-Кайнарджийского мира 1774 года с турками, после которого надобность в казачьей защите южной границы от татарских набегов отпадала: крымский хан принял российское подданство. Третей причиной было само поведение казаков и их старшины. Земли Войска Запорожского были чрезвычайно обширны и плодородны, не освоив эти земли нельзя было заселить приазовские и причерноморские земли. Тому на запорожских землях стали селить сербских колонистов, что вызвало гнев казаков: многих колонистов просто убили, других обкладывали данью. Что безусловно не радовало русское правительство. Кроме того старшина обнаглела в край, воровство казенных денег высылаемых на содержание войска становилось систематическим. Это приводило к восстаниям сечевой бедноты. Кошевой атаман Калинишевский два раза вынужден был бежать из Сечи и подавлять восстания с помощью регулярных войск. Одного из зачинщиков восстания Калинешевский лично запорол насмерть. Многие из старшины сумели сколотить гигантские состояния, только лишь у писаря Глобы (далеко не самое главное лицо на Сечи) имелось 14 тыс. голов скота. Старшина жирела, боеспособность казаков падала, тут еще атаман Калинишевский вступил в тайные переговоры с турецким султаном. О чем не замедлил сообщить в Петербург полковой старшина Савицкий. Ясно что все это в конце концов переполнило чашу терпения русского правительства.

 Кстати приказ о ликвидации Новой Сечи отдал… запорожский казак Грыцько Нечеса, более известный как светлейший князь Григорий Потемкин-Таврический (незадолго до этого запорожцы приняли светлейшего в свои ряды) В начале мая 1775 года генерал-поручик Петр Текелли, исполнявший обязанности командующего войсками в Новороссии, получил приказ занять войсками Запорожскую Новую Сечь и ликвидировать ее. Не мешкая, Текелли со всей пехотой и кавалерией выступил из крепости Св. Елизаветы и 5 июня подошел к Сечи которая располагалась на острове Чертомлык у современного села Покровское Никопольского района Днепропетровской области. Внезапное появление русских полков с артиллерией, быстро обложивших Чертомлык, ошеломило казаков. Текелли сумел сохранить в тайне приготовления к выступлению в поход и свалился на сечевиков как снег на голову. Из-за позиции старшины Сечь как военная организация сильно деградировала, тому казаки полностью прозевали подход целой армии. Внезапность и организованность действий регулярных войск, сразу же лишили запорожцев воли к сопротивлению.

 Заняв ключевые пункты и выкатив на позиции пушки, к которым встали канониры с уже зажженными фитилями, Текелли потребовал к себе старшину. Верхушка казачества прибыла, и генерал без долгих предисловий зачитал манифест императрицы об уничтожении Сечи и упразднении запорожского войска. Текелли не стал форсировать события, дав казакам неделю на размышление. После чего он ласково принял явившегося с хлебом-солью кошевого Петра Калнишевского, и даже сам поехал к нему с ответным визитом. Проведя несколько дней в пьянке с казачьей старшиной. Среди которой был полковой старшина некто Лях, по происхождению польский шляхтич. Ничем особенным ни в военных действиях, ни по службе войску он не выделялся, но был настроен очень антироссийски и он сумел сгруппировать вокруг себя часть казаков. Поскольку Сечь была окружена войсками, к Текелли явились 50 казаков и просили выдать "пропускной билет" для ловли рыбы на реке Ингул, впадающей в Черное море недалеко от устья Буга в турецких владениях. Получив его, казаки сели на суденышки-чайки, усадили еще несколько сот "безбилетных" сотоварищей и провозгласивши походным атаманом Ляха отправились к Ингулу, где и осели, испросив разрешения султана. Так возникла Задунайская Сечь.

 Когда Текелли окончательно протрезвел он заметил что количество казаков на Сечи резко уменьшилось, и Текелли в ярости за то что его обманули, применил репрессии. Правда касались они только нескольких представителей старшины, в том числе и кошевого Калнишевского, которых Текелли обвинил в расхищении казенных средств.

 Сейчас многие историки пытаются выставить сосланного на Соловки Калнишевского, как некоего мученика за идею. Национальную конечно. Забывая при этом какую роль в дискредитации и деградации Сечи он сыграл. Кроме того его мученичество тоже вызывает немало вопросов. Когда он отправился в ссылку за ним отправилось шесть (!) возов с имуществом. В этом обозе ехало немало ценных вещей на подобие Евангелия в тридцать четыре фунта серебра, что в наше время составило бы полмиллиона долларов. Ежедневный паек атамана Кальнишевского составлял рубль из его же привезенной казны, что в пятьдесят раз превышало пайку обычного зэка (две копейки). Потому ничего удивительного нет в том что атаман дожил на Соловках до 112(!) лет и отказался их покинуть даже тогда когда его амнистировали.

 Что же ждало остальных казаков? Оставшуюся старшину приравняли к российскому дворянству, наделили армейскими чинами и землей. Причем, землю оставляли ту, которой те владели до ликвидации Сечи. А кому не доставало до положенных для дворянского достоинства полутора тысяч десятин, еще и прирезали! Чтоб не обидно было. Некоторые "по знакомству" не остановились даже на полутора тысячах. Атаман Вершацкий, например, оттяпал себе на Днепре около восьми тысячь десятин. Атаман Кирпан приватизировал себе около двенадцати тысяч десятин, а есаул Пишмич около тринадцати тысяч! Простые же казаки по мысли правительства должны были добровольно вступить в пикенерские и гусарские полки. Однако сечевики не спешили это делать, ведь разница между гусаром и казаком состояла в том что риск конечно один и тот же а вот привилегии разные. Когда правительство заметило, что идея о добровольном вливании казаков в ряды доблестной регулярной армии терпит крах, стали искать другие способы привлечь казаков на службу, ибо каждый понимал какую опасность для окружающих таят в себе крепкие мужики с военным опытом, незанятые ни каким общественно полезным трудом. После долгих размышлений ничего другого не нашли как … снова возродить казачество. И снова за это принялся Григорий Потемкин, которому что разгонять что собирать казаков было без разницы лишь бы без дела не сидеть. И уже в 1783 году, Потемкин в особой "прокламации", высказал свои намерения собрать снова запорожцев. "Объявляю, говорилось в этой прокламации от 1 июля 1783 года, чрез сие из пр*****ющих в Азовской губернии. Славянской и Елизаветской провинции жителей, кои в бывшем войске Запорожском служили, что полковому старшине и армии капитану Головатому Антону препоручено от меня приглашать из них охотников к служению в казачьем звании под моим предводительством." Для тех кто ни понял, через восемь лет после упразднения, запорожское казачество стараниями русского правительства было возрождено. Правда без какого либо определенного центра наподобие Сечи. Но это только пока.

 В 1787 году, во время путешествия Екатерины II по Новороссии казачьи старшины, можно полагать, при несомненном участии самого Потемкина, подали в Кременчуге в адрес Государыни прошение, в котором выразили свое желание по прежнему служить на военном поле казаками. Екатерина согласилась и в ближайшие годы казаки вернули себе все видимые атрибуты бывшей сечевой волницы: знамена, печати, булаву кошевого атамана, перначи, деление войска на курени которые назывались точно так же как на Сечи, правительственные документы направляемые казакам начинались с обращения, аналогичного обращению к запорожцам.

 13 августа 1787 г. начинается война с Турцией, и правительство предоставило запорожцам место в урочище Васильково у Бугского лимана для основания войскового коша. В это время казаки приняли название Войска верных казаков (запорожских), а в конце 1788 г. Войско верных казаков получило иное наименование Войска верных черноморских казаков. Активное участие черноморцев в русско-турецкой войне, снова вернуло им благосклонность русского правительства. И когда черноморцы стесненные небольшим пространством выделенным им для проживания обратились к Екатерине II с просьбой предоставить им для поселения обширные и незаселенные берега Кубань-реки. Ответ не заставил себя долго ждать. 30 июня 1792 г. Екатерина II подписала указ о переселении Черноморского войска на прикубанские земли и жалованную грамоту на вечное владение ими. Первая партия черноморцев в количестве 3247 человек прибыла морем на Тамань 25 августа 1792 г. Бывшие запорожцы получили гигантский кусок целинной земли, удивительно похожий на тот, которого их некогда лишили. Всего на Кубань переселилось около 25 тыс. человек.

С мая 1793 г. начала создаваться Черноморская кордонная линия. По старому запорожскому обычаю был брошен жребий, распределивший месторасположение 40 куренных селений. 38 из них получили старые запорожские названия.

 В 1828 году и казаки Задунайской Сечи перешли на сторону русской армии принеся покаяние и присягу русскому императору Николаю I и так же поселились на Кубани. Что очередной раз доказывало что Россия это единственная страна дававшая запорожским казакам возможность, для нормального существования и развития. И даже временные конфликты с русским правительством не могли нарушить общую тенденцию.

 Черноморские а с 1861 года переименованные в Кубанских казаки , верой и правдой служили России. После гражданской войны Войско Кубанское, как впрочем и другие казачьи войска были ликвидированы. В начале девяностых в этих землях началось казачье возрождение.

 На Украине же особенно в 19 веке сложился своеобразный "Запорожский миф" существующий до сего дня и канонизированный учебниками истории, по которому в 1775 году "клятые москали по врожденной ненависти к украинцам разрушили последний светлый луч в темном царстве- Запорожскую Сечь." И ни слова про возрождение казачества, через несколько лет. Про его славную историю. Про то что современные кубанцы и есть те самые запорожцы. Ясно, что правда разрушает миф про "клятых москалив". Умалчивание связи между запорожцами и кубанцами позволяло, всевозможным демократам 19 века, как правило шляхтичам, сидя в теплых усадьбах рассуждать про то "что нема козакив, нема воли". Хотя стоило лишь только съездить на Кубань, и там увидеть и запорожцев и волю сколько хочешь, но для этого нужно было бросить теплую усадьбу, а этого не хотелось, тому паны демократы продолжали как в ничем н*****ло "нема козакив, нема воли". Сейчас о кубанцах помалкивают потому что в последнее время у нас своих "потомков запорожцев" развелось видимо невидимо которые монополизируют историческую память про Сечь и зачем им еще какие-то конкуренты. Кроме того многие современные кубанцы стоят на русских патриотических позициях, вспомнить хотя бы краснодарского губернатора Кондратенко, и говорят о необходимости восточнославянского единства. Что невероятно нервирует наших слишком "свидомых украинцев", многие из которых любят пощеголять в неких псевдоказачьих мунирах, позвякивая неизвестно за что полученными медальками. Тому и создают украинские историки мифы про окончательный разгон запорожской Сечи в 1775 году. Так спокойнее......

Онлайн ВалерийАвтор темы

  • *****
  • Сообщений: 2175
  • Пол: Мужской
  • Тамань.Валерий.
    • Тамань Отдых

Онлайн ВалерийАвтор темы

  • *****
  • Сообщений: 2175
  • Пол: Мужской
  • Тамань.Валерий.
    • Тамань Отдых

Онлайн ВалерийАвтор темы

  • *****
  • Сообщений: 2175
  • Пол: Мужской
  • Тамань.Валерий.
    • Тамань Отдых
Архив: от 1 июня, 2010 газета "Орбита"

ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ

Как все начиналось
Пять лошадей, пять тулупов, пять пар сапог, восемь пудов сухарей, один пуд пшена и пятнадцать рублей в мошне - вот и все богатство, с которым бывший житель Черниговской губернии Федот Бабич прибыл с семейством на новое место жительства в станицу Вышест***иевскую. Нехитрые пожитки уместились на четыре повозки. На тех же возах - малые дети: шестилетний Ефим, годовалый Осип, Екатерина и Прасковья трех лет от роду, восьмилетний брат Федота Евсей. Супругу свою двадцативосьмилетний Федот схоронил в дороге, а остальная родня осталась на Дону в работниках.
Таких, как Ефим, было много - малоземельных казаков-крестьян из Малороссии, ищущих лучшей жизни на новой земле. В поисках ее в 1848-1849 гг почти 2000 семейств прибыло в Черноморию. Это было третье по счету массовое переселение крестьян и казаков, не считая поэтапного прибытия запорожских казаков на Кубань в конце XVIII столетия. Заселение пожалованных черноморцам земель длилось десятилетия. Высадка запорожцев - только одна страница в этой истории. После того как первые поселенцы - бывшие сечевики - расселились по куренным селениям, выяснилось, что их количества совсем недостаточно, чтобы "граныцю держаты" и население в новом краю умножать. Вот и стали появляться один за другим проекты подселения малоросских казаков. Да обязательно чтобы с семьями. И чтобы в этих семьях побольше было девочек и женщин, способных вступать в брак и рожать детей. А как иначе можно было оженить многочисленную армию холостых казаков и решить демографическую проблему?
«Морской десант» запорожцев под предводительством Саввы Белого высадился у берегов Тамани 25 августа 1792 года. Эта дата считается началом заселения казачьей Кубани. В октябре того же года сухопутным путем прибыло еще две партии казаков: отряд атамана Захария Чепеги, проследовав через Берислав на Черкаск, вышел на Ейскую косу, а полковник Кордовский с ко*****ми прибыл через Крым на Тамань и занял пост при Старом Темрюке. В начале следующего, 1793 года к атаману Чепеге присоединилась партия капитана Ивана Великого. 4 августа 1793 года отряд полковника Юзбаши, пройдя через Таврическую область и Керчь, прибыл в Тамань. Тем временем к северной границе Войска подходили колонны переселенцев полковника Тиховского.
История хранит восторженные строки из песни Антона Головатого, ставшей гимном запорожцев: "Ой, годи ж нам журытыся /Пора перестаты;/ Дождалыся од царыци /За службу заплаты/… /В Тамани жыть, вирно служыть,/ Граныцю держаты,/ Рыбу ловыть, горилку пыть,/ Ще й будем багати…". Разделяли ли рядовые казаки-переселенцы такие патриотические настроения? Прониклись ли они своей важной миссией - держать оборону южных границ России? Или все их мысли и силы были обращены к тому, чтобы просто выжить, побороть трудности быта на новом месте? Одно известно точно - потрудиться переселенцам пришлось изрядно. Необустроенность - это первое, с чем они столкнулись, высадившись на берег.
Межевые работы по распределению мест под куренные селения были начаты 12 августа 1793 года. И пока батьки-атаманы готовили план расселения, казаки расположились куренями в Тамани. И жили, что называется, в тесноте и в обиде. Антону Головатому, чья резиденция находилась в Тамани, пришлось в этой связи вплотную заниматься "квартирным вопросом". Вместе с казаками в Тамани располагался Таврический 1-й егерский батальон. По мнению Головатого, солдаты достаточно свободно разместились по домам, тогда как казаки жили стесненно. Об этом обстоятельстве войсковой судья сообщал в письме Таврическому вице-губернатору Габлицу 17 июля 1793 года и ходатайствовал о том, чтобы "по балке до крепости, в состоящих домах, не вмещать купно с казаками батальонных солдат", выделить эти дома для войска. А для батальона оставить дома около крепости, по ту сторону балки. Вопрос решился после долгой переписки, но прежде была проведена тщательная поверка квартир. Текст описи сохранился до наших дней. Если верить этому документу, все казачье население в поселении Тамань конца 1793 года помещалось в 120 домах, из которых 93 было построено самими казаками. Были здесь и школа, лавки, духовенство. У каждого куреня - свои хаты (одна, от силы три). Позже эти курени перекочуют на отведенное им по жребию место на обширных землях Войска Черноморского, а Тамань - кузница казачьих кадров для Черномории - продолжит свою историю.
Потомками запорожских казаков называет себя коренное население Кубани. Ведь именно выходцам из Запорожской Сечи был пожалован императрицей Екатериной II "остров Фанагория с землями, между Кубанью и Азовским морем лежащими". Однако далеко не все носители украинских фамилий из числа современных кубанских жителей ведут свой род от предка-сечевика. Даже в первую волну заселения Кубани "истые запорожцы" не составляли подавляющего большинства переселенцев. По данным историка И.Бентковского, в числе казаков, заселявших Тамань и Кубань в 1792-1795 годах, выходцы из Запорожской Сечи составляли 30 %, "служившие с ними в Турецкую войну охотники из свободных людей" - 40 %, а остальные 30 % переселенцев "являлись сами". Кто они были - первые жители казачьей Кубани, наши предки?
Первые казачьи общины запорожских, донских, волжских, гребенских, яицких казаков возникли в XV-XVI веках. Кубань заселялась в конце XVIII - начале XIX века казаками из Малороссии (старое название Украины), а колыбелью украинского казачества, как известно, была Запорожская Сечь. О жизни запорожцев много написано. Известно и то, как была разрушена Сечь, на осколках которой возникло Черноморское казачество. Матушка Екатерина II истребила общину запорожцев. Она же ее и возродила под другим названием - Войско Черноморское. После того как Запорожская Сечь была разрушена (а произошло это в 1775 году), казаки разбрелись кто куда. Часть их сделалась мирными поселянами в Малороссии, многие попали в кабалу к помещикам. В русско-турецкую войну 1787-1792 годов бывших запорожцев призвали под ружье для борьбы с турками. Князь Потемкин собрал их в "войско верных казаков", которому были возвращены войсковые регалии Запорожского казачьего войска. Разрешено было в состав волонтерских команд Потемкина принимать и "охотников из свободных людей". В результате к "истым запорожцам" примкнули казаки других казачьих войск и люди не казачьего сословия - мелкопоместные дворяне и торговцы, отставные солдаты, беглые крестьяне из Екатеринославского, Киевского, Черниговского, Харьковского, Воронежского, Новгород-Северского наместничеств. В награду за службу Екатерина II пожаловала новому войску казаков землю в Черномории - «от Фанагории по морю до Ейского городка, по реке же, приближающейся к устью Лабы».
Сколько конкретно переселилось людей на Тамань и Кубань с первыми партиями переселенцев - остается до конца невыясненным. По общепринятой версии - 17 тысяч душ мужского пола (на Тамани к марту 1793 года уже насчитывалось почти 4 тысячи человек). Эпопея переселения сопровождалась выяснением отношений войскового начальства и гражданского начальства Таврической области. Первое было заинтересовано в том, чтобы как можно больше людей переселить на Кубань. Другое пыталось удержать поселян на прежнем месте жительства. Особенно противились помещики, которые успели закабалить часть безземельных запорожских казаков. В этом противостоянии интересов не обходилось без подлогов и даже силовых методов. Закрепощенных бывших запорожцев хозяева отправляли в рекруты, ссылали в тюрьмы, били, отрезали чуприны - в общем, всеми способами старались не выдавать казачьих семейств для зачисления их в состав переселенцев. Были случаи, когда черноморцы отбивали своих собратьев-казаков у помещиков. Хорунжий Семен Бурнос перед отправлением на Тамань в 1793 году вошел со своими людьми в слободу Князь-Григорьевку, "в днепровском уезде состоящую", расставил караул и вывел 26 семейств, отправив их затем в Черноморию. Для многих безземельных малороссиян "пашпорт" переселенца был счастливым билетом в новую жизнь, где они обрели свободу и собственный надел земли. Поэтому эти самые "пашпорта" нередко подделывались.
Использовались и другие лазейки. Право на выезд имели только служившие в Запорожской Сечи до ее разрушения казаки вместе со своими семьями. И списки семейств легальных переселенцев пополнялись тещами, тестями, двоюродными братьями и еще более дальней родней...
В таком составе черноморское казачество переселялось на Кубань. Подселенные казаки (прибывшие на Кубань в первой половине XIX века) тоже были выходцами из малороссийских губерний. Встречались среди переселенцев люди разных национальностей, но украинское население преобладало. Одним словом, если искать корни родословного древа исконного жителя нижней Кубани, то большей частью они там, на Украине: на Полтавщине, Черниговщине. И кто знает, от кого они берут начало. Может, от бравого запорожца в шароварах и с чуприной, а может, от крестьянина или бездомного бурлака.
Мало кто знает, что Кубань могла стать ссыльным местом. В начале XIX века такая идея бродила в умах высшего начальства - исправившихся мелких преступников оставлять здесь на поселение, приумножая тем самым население Черномории. До этого, правда, дело не дошло. Вместо бывших арестантов на земли Войска Черноморского стали подселять малороссийских казаков-крестьян. Процесс этот был долгим, многоэтапным и небезболезненным для переселенцев. Адаптироваться приходилось даже к еде. Окружные комитеты по переселению настоятельно рекомендовали новым жителям «воздерживаться от употр***ения в пищу рыбы, особенно соленой, раков, фруктов, арбузов, дынь, огурцов, которые и для старожилов-казаков бывают вредны».
В XIX век черноморское казачество вступило крупным землевладельцем. Но бывшему запорожцу, закаленному в походах, сподручнее было держать в руках ружье да рыбацкий вентерь, нежели за плугом стоять. А здешней земле нужен был и пахарь, и защитник. В деле защиты рубежей между тем тоже не всегда все складывалось благополучно. Оборону приходилось держать малыми силами, и закубанские племена нередко прорывали линию защиты. Черноморию в это время населяли около 20 тысяч лиц мужского пола и около 10 тысяч женского (в среднем на одну квадратную версту приходился один житель). При постоянной внешней угрозе на границе следовало держать 4500 казаков, а это 22 процента мужского населения войска. В Таманском и Екатеринодарском округах, граничащих с черкесскими территориями (горцы расселялись по левому берегу Кубани), жизнь была особенно неспокойной. Ввиду этого на землях упомянутых округов не разрешалось основывать одиночные хутора. В хуторе дозволялось устраивать не менее 20 домов, чтобы удобнее было содержать колодцы, ставы (ямы для живой рыбы) и защищаться от неприятеля. В целях безопасности куренные селения здесь имели свои строительные особенности. Если в других округах сады разбивали внутри границ населенного пункта, то на Тамани их выносили на расстояние в 200 саженей (1 сажень - около 2 м) от ограды селения, а со стороны, обращенной к реке Кубани, сады вообще не разрешалось разводить. Селения обязательно огораживались и обносились рвом.
В общем, Войску Черноморскому человеческие ресурсы были нужны как воздух. Так возникла идея доукомплектовать его за счет новых поселенцев. Встал вопрос - кого и откуда переселять? Херсонский военный губернатор Дюк де Ришелье в 1807 году писал из Симферополя атаману Федору Бурсаку: "Для работ, производимых по крепостям и в портовых городах Новороссийского края (Новороссия - историческая территория, занимавшая значительную часть Приазовья и Северного Причерноморья - прим. Е.Ч.), доставляются из разных соседственных губерний арестанты. Одни из них присылаются по таким преступлениям, за которые вечная работа должна быть их участью, другие же есть такие, кои по закону подлежат ссылке не в работу, но только на поселение. Чтобы сим последним дать почувствовать преступление их и вместе с тем облегчить их жребий, кажется мне справедливым оставлять их в работе только пять лет, а по прошествии сего времени тех из них, кои по поведению будут замечены благонадежными к порядочной жизни, освобождать и поселять…".
Атаман Бурсак деликатно отклонил это предложение и попросил "переселить сколько-нибудь казенных поселян семей из внутренних России губерний". Эта просьба была удовлетворена. С 1809 по 1811 год на Кубань было переселено из малороссийских Черниговской и Полтавской губерний 22 206 лиц мужского пола и 19 328 - женского (по данным историка Бентковского), после чего население Войска увеличилось в два раза. Переселенцы прибывали отдельными партиями до тридцати семейств в каждой и были расселены по сорока трем куреням. Таманский округ принял совсем небольшое количество семей-переселенцев, и только в 1810 году. На землях Таманского полуострова в это время крупными селениями были город Тамань, Вышест***иевский и Старотитаровский курени. В Вышест***иевский курень прибыло сорок шесть мужчин и сорок женщин, в Старотитаровский - тридцать один мужчина и двадцать женщин.
Переселение второй волны (1821-1825 годы) вообще не затронуло Тамань. А вот в 1848 году таманские станицы значительно пополнились пришельцами. Об этом переходе стоит рассказать подробно. Был он особенно труден. Путь переселенцев из Малороссии на Тамань оказался усыпан не розами, а могилами. Дошли те, кто смог выжить.
Казалось, все было предусмотрено в организации крупного перехода двух тысяч казачьих семейств из Малороссии на Кубань. В двух округах - Ейском и Таманском, где предполагалось расселить прибывших, - учреждены окружные комитеты. В их обязанность входило слежение за размежеванием и распределением мест в станицах для новых жителей и наблюдение за тем, чтобы их дома строились обязательно окнами на улицу. Переселенцы наделялись льготой - трехгодичным освобождением от всех повинностей, кроме защиты своих станиц. Им выдавалось денежное путевое пособие и дорожный хлебный паек. Переселение должно было состояться до жатвы яровых, чтобы семьи успели приготовить запасы на зиму. Первая их партия в количестве тридцати пяти семейств прибыла в Черноморию 14 июня 1848 года. Но новая Родина встретила их неласково - на Кубани свирепствовала холера.
Смертельная болезнь распространялась от Ейска к Екатеринодару, затем добралась до Тамани и не щадила ни местных, ни пришлых. В сводках окружных комитетов то и дело сообщалось о летальных случаях: 18 июня в партии переселенцев, «имеющих дневку» в станице Полтавской, заболели холерой пять человек и «того же дня умерли», 27 июня умерло десять переселенцев в Тамани… Наказной атаман Черноморского войска генерал Рашпиль потребовал от Фанагорийского воинского начальника подполковника Бабича, чтобы больным холерой оказывали медицинскую помощь в фанагорийском госпитале, но тому нечего было предложить, поскольку здания госпиталя в это время перестраивались и размещать пациентов было негде.
Переселенцы со всем своим скарбом вынуждены были добираться до места водворения окольными путями. По распоряжению командующего войсками Заводовского путники должны были идти маршрутами, отдаленными от селений, и разбивать бивуаки на ночлег далеко в поле. А если в какой-либо партии переселенцев появлялся больной холерой, тогда заходить в станицы и хутора запрещалось им всем. В исключительных случаях, когда «прокаженные» испытывали нужду в еде, им дозволялось командировать нескольких здоровых людей в ближайший населенный пункт за провиантом. Такие строгие меры предпринимались для того, чтобы воспрепятствовать распространению холеры по всему кубанскому краю.
И все-таки самое масштабное для Тамани переселение состоялось. В станицу Таманскую, которую в это время населяли 260 казаков, прибыло в памятном году 344 переселенца. Станицу Вышест***иевскую, состоящую из 364 жителей, пополнили новые станичники в количестве 302 человек. В Старотитаровской станице проживал 401 житель, а прибыло еще 262. Четырехсотенное население станицы Ахтанизовской увеличилось на 267 человек. К станице Темрюкской, где проживал 531 житель, были приписаны 298 душ. А всего на Кубань в 1848 году прибыло из Харьковской губернии 189 семейств (756 мужчин и 620 женщин), из Черниговской губернии - 930 семейств (3648 мужчин и 3015 женщин), из Полтавской губернии - 591 семейство (2162 человека мужского пола и 1828 - женского). Еще 270 семейств переселились из Полтавской губернии в следующем, 1849 году.
Новые жители Черномории были чрезвычайно бедны. Некоторые из семей прибыли буквально с рублем в кармане. Без стартового капитала обживались они на новом месте медленно. Смертность среди прибывшего населения была велика. За первые три года жизни на Кубани в семьях переселенцев Таманского округа родилось 663 младенца, а умерло 1056 человек.
О том, как росло население в дальнейшем, можно судить по таким цифрам: в станице Таманской примерно через 10 лет (в 1857 году) числилось до 1500 жителей. Через 40 лет (в 1887 году) в этой же станице проживало 3637 человек, а в городе Темрюке - 13 656 душ обоего пола. К этому времени войсковое начальство, долго сражавшееся за чистоту казачьего сословия в Черномории, уже уступило свои позиции. С большим скрипом казачкам было разрешено выходить замуж за тех, кто не состоял в Войске Черноморском. Так называемый иногородний элемент прочно внедрялся в массы и образовывал целые отдельные поселения. Из державы малороссов (украинских казаков) Кубань постепенно превращалась в многонациональную общину.
Елена ЧУПРИНА
Опубликовано 20.05.2010, 27.05.2010, 03.06.2010 и 10.06.2010

Оффлайн Бывалый

  • *****
  • Сообщений: 222
  • Пол: Мужской
  • Всем Добрый Денечек

Онлайн ВалерийАвтор темы

  • *****
  • Сообщений: 2175
  • Пол: Мужской
  • Тамань.Валерий.
    • Тамань Отдых
Комментарий: Сергей Муховиков

Страничка В Контакте: Валерий Ковальчук

22 апреля 1861 года Черноморское казачье войско Высочайшим указом императора Александра Второго было переименовано в Кубанское.

В пограничном конфликте 2003 года на острове Тузла с обеих сторон с плакатами: "Не отдадим Тузлу!" стояли потомки запорожских казаков, волею судьбы оказавшихся на различных концах Российской империи.

Когда в 1861 году на Кубани услышали о высочайшем указе о переименовании их войска, это известие не вызвало волнения. Черноморские казаки, переселенные на кавказские границы империи более века назад, черноморскими давно уже не были. Даже говорили они на своеобразном диалекте, который существенно отличался от того языка, на котором они говорили на давно забытой родине. Собственно, и черноморскими когда-то они стали не по своей воле, а по указанию свыше.

Брожение
Казаки из пограничного кордона, который обустроил в Запорожье воевода Дмитрий Вишневецкий, даже во сне не могли представить, что их потомки когда-нибудь станут опорой царского трона России и станут охранять от черкесов южные границы империи. Но пути истории изобилуют поворотами. После разгрома Запорожской Сечи казаки, которые остались верны царскому престолу, по инициативе светлейшего князя Потемкина получили название Верного войска Черноморского и расселены на территории Приднестровья. Кстати, отголоски того расселения аукнулись аж в конце ХХ века в приднестровском конфликте, когда казаки отстаивали от молдавских войск "исконные" казацкие земли с оружием в руках.

Таким поворотом стал для бывших запорожцев — казаков Войска Черноморского — указ императрицы Екатерины Второй о переселении их на Кубань. Екатерина, наученная горьким опытом своих предшественников, прекрасно понимала, что держать в сердце империи, которой стала в ХVIII веке Малороссия, целую армию иррегулярного войска, к тому же с подозрительными обычаями выборности казачьей старшины, просто опасно.
19 сентября 2015 в 21:39

Онлайн ВалерийАвтор темы

  • *****
  • Сообщений: 2175
  • Пол: Мужской
  • Тамань.Валерий.
    • Тамань Отдых
Видео: Высадка Черноморских (запорожских) казаков на остров Тамань!




Оффлайн ladi.ira

  • **
  • Сообщений: 22
  • Пол: Женский
Тамань. Годовщина высадки на Тамань казаков-черноморцев. 5 сентября 2015 г.



Онлайн ВалерийАвтор темы

  • *****
  • Сообщений: 2175
  • Пол: Мужской
  • Тамань.Валерий.
    • Тамань Отдых
Спасибо Ирина замечательное видео. Но выступающий атаман немного лукавит. На деньги казаков был построен Храм «Вознесения Господня» в 1880 году. А выбор места для установки памятника казаку тоже был не случайным. (Смотрим Тамань.5 октября 1911 года. Торжественное открытие памятника первым Запорожцам, прибывшим 25-го августа 1792 г. к  берегам  Тамани) Памятник установили рядом с Храмом. Смотрим Фото.


Онлайн ВалерийАвтор темы

  • *****
  • Сообщений: 2175
  • Пол: Мужской
  • Тамань.Валерий.
    • Тамань Отдых
В своей Книге «Тамань в прошлом и настоящем» год издания 1914 год. Глава: «ПОКРОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ»

Соколов пишет: Церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы была построена в Тамани запорожцами и освящена в 1794 году. Но нет исторических данных на то, была ли она построена вновь, или же запорожцы воспользовались старыми  фундаментами и возвели только верхнюю,  надземную ее часть. Но то Что церковь Покрова Пресвятой Богородицы была восстановлена из какого-то здания и может быть даже из мечети, указывает еще и тот факт, что церковь запорожская находилась почти на окраине поселения. Если бы запорожцы строили свою церковь вновь, то они нашли бы место в центре поселения, а не поставили бы свою святыню среди песков, вне его. Первоначально церковь была построена из камня, но совсем небольших размеров, так что для молящихся, которых она, по всей вероятности, не вмещала, понадобилось сделать еще кругом деревянный навес на деревянных же столбах. (Изображения старой церкви не сохранились, и как она выглядела мы сейчас уже не знаем)
Во время Крымской кампании (Война 1855 г.) священная утварь церкви была спасена, но сама церковь разорена и разрушена союзниками и после войны ее построили снова, совершенно изменив прежний ее вид.
Скорее всего после крымской войны разрушенную старую деревянную церковь уже не восстанавливали, а начали строить новую в центре Тамани и в 1880 году был построен храм «Вознесения Господня»

Тамань - Храм Вознесения Господня 1880 год.



Соколов пишет: Старую церковь начали восстанавливать только 1911 году. Но когда сняли верх, то убедились, что стенам ее грозит разрушение. Пришлось все разваливать и отстраивать церковь заново и из нового уже материала. Решено было придать церкви ее первоначальный вид, но так как ни рисунка, ни подробного описания церкви не сохранилось, а знали только, что кругом были деревянные столбы, то новую церковь украсили толстыми бетонными колоннами и, таким образом, она еще более отдалилась от своего первоначального рисунка, приняв несвойственный духу запорожцев вид древнегреческого сооружения.
В таком виде церковь уже сохранилась до наших дней.

Храм "Покров Пресвятой Богородицы" в Тамани.






Оффлайн irma8

  • *****
  • Сообщений: 140
  • Пол: Женский
  • Женщина, она живой человек
Очень интересно. Узнала много нового. Спасибо Валерий
Даже если в постели застукали — говори, что грелась! : )

Оффлайн Автотурист

  • ****
  • Сообщений: 53
  • Пол: Мужской
Очень интересно. Узнала много нового.

Новое путешествие, новые люди, новые впечатления...  И новая жизнь!!!!
Апгрейд и открытие бизнеса. Реклама, от соцсетей до ТВ. Жесткие мексиканские лайфхаки для путешествий по всему миру.